Реклама
16 мая

Анатолий Баташев: Была огромная вонючая гора… Сейчас всё иначе!

В 2017 году Президент России Владимир Путин закрыл мусорную свалку «Кучино» в Балашихе. Губернатор Московской области Андрей Воробьев тогда пообещал, что на месте бывшего полигона в течение пяти лет создадут один из лучших парков России. Рекультивацию свалки доверили австрийской инженерной компании «ЭКОКОМ», единственной на тот момент в России, у которой имелся серьезный послужной список приведения мусорных полигонов в порядок. Администрация Балашихи представила общественности красивый проект благоустройства экопарка «Пехорка», который протянется через весь город от нацпарка «Лосиный остров» за Щелковским шоссе до мкр Некрасовка в Москве, он займет площадь свыше 800 га. Частью этого парка станет и полигон «Кучино». Недавно стартовал биологический этап рекультивации, по итогам которого бывшая свалка превратится в роскошную зеленую лужайку.

Подмосковного кучинского эколога Анатолия Баташева знают далеко за пределами Балашихи. Именно он был одним из лидеров активистов, которые добились закрытия Кучинского полигона на прямой линии с Президентом России. Он автор идеи большого парка вместо свалки, и уделяет все силы тому, чтобы по итогам рекультивации парк открылся как можно быстрее.

— Анатолий Геннадьевич, если говорить терминами «было — стало». Что было три года назад, с чего началась рекультивация и что мы имеем на полигоне «Кучино» здесь и сейчас?

— Была огромная вонючая гора, которая делала невыносимой жизнь полумиллиона людей, которые жили по соседству. Гора росла стремительными темпами, только за последние полтора года работы свалка выросла на 30-40 метров, потому что в нее неконтролируемым потоком везли отходы со всей Москвы. На момент закрытия «Кучино» — был ближайшим мусорным полигоном к МКАД и крупнейшим по текущему приему отходов. Над полигоном летали огромные тучи птиц, ворон и чаек. Вокруг жило много бомжей. Полигон регулярно подгорал. Чудовищный объем свалочного газа и реки ядовитого фильтрата отравляли окружающую среду.

Сейчас все иначе. Во-первых, практически исчез запах. Создана система сбора свалочного газа, которая охватывает весь полигон, и этот газ сжигается на высокотемпературных факелах. Во-вторых, произведено выполаживание, вместо крутых неустойчивых отвесных стен, появились пологие склоны и круговые дороги вокруг полигона. В-третьих, все свалочное тело укрыто многослойным геоэкраном, который не дает поступать внутрь атмосферным осадком, а свалочному газу вырываться во вне. Самым верхний слой будет чернозем, на котором высаживается газонная трава.

— Возможно ли создать полноценный парк на Кучинской горе? Ведь крупным деревьям здесь не прижиться из-за того, что геомембрана расположена в 60 см. от поверхности. Что здесь может расти?

— Ну, есть масса растений, которые готовы расти в таких условиях. Во-первых, это облепиха. В Берлине бывший полигон превратили в птичий парк и засадили облепихой. Перелетным птицам раздолье, много ягод. И управлять таким парком проще, люди не сворачивают с экотроп в колючие заросли. Во-вторых, это вишня. Цветение вишни — завораживает. Тысячи людей специально приходят в ботанические сады наблюдать, как цветет вишня. А состоятельные граждане специально летают в Японию, чтобы наблюдать цветение сакуры. Вишня — дерево неприхотливое, прекрасно аклиматизированное (справедливости ради отметим, что далеко не все сорта вишни можно назвать сакурами, — ред.). Так что «Кучино» вполне может стать аналогом Фудзиямы. В-третьих, сирень. Сирень также хороша неприхотлива, но когда наступает период ее цветения, то существует множество сортов и оттенков. Мы можем видеть невероятную красоту и запах. Тут важно понимать, где сажать, знать места. Потому что есть и так называемые грунтовые замки, где толщина суглинков доходит до полутора метров.

Но наряду с телом полигона (горой) есть и прилегающая территория, которая сейчас неухоженная и неуютная. Прошлой осенью мы высадили рядом с полигоном почти три сотни павловний. У павловний очень глубокие корни, и гипотеза такая, что они будут естественным образом словно насос откачивать загрязненные водные горизонты, очищая их, превращая в обильную листву. Вокруг полигона можно сажать разные деревья как ценные породы — дубы, липы, сосны, кедры, так и плодовые — яблони, груши и др. Можно и не особо заморачиваться на ценные сорта, развивать биоразнообразие.

— На территории большой Балашихи уже был опыт создания лесопарков?

— Да, был. Грандиозные шедевры парковой архитектуры были созданы в начале 18-го века в усадьбе Горенки, которая принадлежала князьям Долгоруким, здесь был царский лес, где любили охотится царь Алексей Михайлович, царевна Софья, Петр II. А в конце 18-го века великолепные оранжереи были созданы возле Пехорки в имении князей Голицыных Пехра-Яковлевское. Но оба ботанических сада стали жертвой обстоятельств. Долгорукие попали в немилость, деньги кончились, а тепличное хозяйство требует огромных вложений. Что касается Голицыных, то у рода было множество имений. После трагической гибели на дуэли владельца усадьбы, тут тоже начинается запустение, а во времена Наполеоновского нашествия усадьба и парк были разрушены. Усадьбу потом восстановили, а вот гигантские теплицы нет. Тем не менее оба места сохранились, и могут стать украшением будущего суперпарка. Но главным шедевром была усадьба фельдмаршала Румянцева-Задунайского Троицкое-Кайнарджи. Усадьба сегодня практически утрачена, сохранилась лишь домовая церковь — прекрасный Троицкий храм в мкр. Павлино, чье убранство привлекает посмотреть архитекторов со всего мира. Но территория парка осталась — это Павлинский лесопарк, это каскад прудов вдоль реки Чечера. Собственно, Павлинский лес и территория бывшей усадьбы, где гостила сама Екатерина Великая, примыкает к Кучинскому полигону и сейчас самое время возродить этот величественный ансамбль и каскад прудов. В Павлинском лесу, если присматриваться, сохранилось немало редких деревьев, а также образцов паркового зодчества золотого века парковой роскоши.

— Вы настолько уверовали в идею парка, что переехали жить на Кучинский полигон. Немного странный выбор для выпускника МГИМО. Если отмотать все назад, вы бы кем стали — экологом, журналистом или дипломатом?

— Переехал я на полигон не от хорошей жизни. В стране введены карантинные меры, пандемия — это не шутка. Надо находиться вместе с трудовым коллективом, особенно с учетом того, что я замгендиректора в «ЭКОКОМе». Мне мое нынешнее место работы очень нравится. Я каждый день вижу настоящих героев — водителей большегрузов, экскаваторщиков, бульдозеристов, рабочих-монтажников, строителей, инженеров, газовщиков, энергетиков, геодезистов, поваров, охрану... Это совершенно другой круг общения, многие работают на объекте с самого начала, когда тут был невыносимый запах. И шаг за шагом они добились того, чтобы полигон перестал отравлять нашу Балашиху. Конечно, мне очень хочется говорить о трудовых успехах, о подвигах людей, о том, почему выбрана та или иная технология. Я хожу по полигону и радуюсь каждому успеху. Парк будет замечательный. И, кстати, жить здесь совсем не страшно, человек ко всему привыкает.

Наверняка, если бы я очутился в прошлом, то сумел бы применить свой сегодняшний опыт, чтобы проблема свалок не стояла столь остро. За 2018 год я объездил свыше ста свалок, многократно посетил все подмосковные свалки, включая печально знаменитое «Ядрово» под Волоколамском. Конечно, мне приходится проводить на полигонах ликбез, приводить чиновников, показывать им что к чему, разъяснять порой элементарные вещи... Но больше всего я люблю показывать полигоны студентам-экологам. У нас большая любовь с экологическим факультетом РУДН, с Кучинским гидрометеорологическим техникумом, МГУ им. Ломоносова и др... Но одно дело показывать чужие полигоны, а другое свое, родное «Кучино», которое закрывал, которое нянчил с рекультивацией... Наверное, если отмотать все назад, я бы чуть иначе построил бы семейную жизнь. Сумел бы многих ошибок избежать, уделил бы больше внимания родным. Я с большим удовольствием наблюдаю за жизнью своих коллег по МГИМО, ставших дипломатами. Да, посольская вилла в Риме — это все здорово, но ничего не мешает нам это сделать здесь, на «Кучино».

Недалеко от Кучинского полигона с благословения Патриарха Кирилла установлен Поклонный крест и там высечены замечательные слова святого князя Александра Невского: «Бейся там, где стоишь». В России, возле дома профессиональные навыки тоже очень востребованы при ведении экологических битв.

— Ваше отношение к губернаторской программе «Парки Подмосковья»? Почему полигон «Кучино», несмотря на обещание губернатора Андрея Воробьева, до сих пор не включен в эту программу?

— Воробьев очень системный человек. Подмосковье до Воробьева — это был мир унылых промзон и спальных районов. Когда запускалась программа «Парки Подмосковья» на весь регион, где на тот момент было свыше 300 муниципалитетов, еле-еле наскребли 50 парков. Губернаторская команда приняла Региональный парковый стандарт Московской области, очень сильный документ, который позволил вкладывать в парки серьезные деньги. Стало вестись рейтингование. Программа, прежде всего, ориентирована на муниципальные парки. Лидерство по паркам задают Химки, но и Балашиха сейчас готова к рывку.

Я помню наш городской центральный парк возле ледовой арены «Балашиха» в 2015 году. Было ужасно, зима, лед не скалывался. Вокруг по границе парка горы мусора. Самозахваты. Огороды непонятные. Мы провели серию субботников, и вычистили этот вековой мусор, разобрали огороды. По итогам сменилось руководство парка и началось проектирование благоустройства. Сейчас этот проект реализован на 14 га и это потрясающий парк. А представим, каково будет, когда он раскинется на все 800? И ведь этот день не за горами.

Другое дело, что чиновников надо подгонять, иначе у них нет денег, сил и желания. Хотелось бы видеть Воробьева в Балашихе почаще. Ведь именно с Балашихи в 2014 году началась замечательная акция «Наш лес», приехал руководитель и всем миром высадили огромную территорию. Мало сделать заявление: «Хочу создать лучший парк Подмосковья», все должно подкрепляться бюджетом, дорожной картой, поручениями, проходом территории ногами.

— В Израиле при Ариэле Шароне закрыли огромную свалку, на месте которой сейчас создают парк. И этому парку теперь присвоили имя Ариэля Шарона...

— Ну, хочется сказать, не мы придумали эту хорошую традицию, не нам ее и нарушать. Другое дело, надо всегда соизмерять масштаб личности. Путин внес в дело мировой борьбы за экологию огромный вклад, значительно больший, чем его многие коллеги в мире. Другое дело, что экологических проблем множество, а президент один. В отличие от той же Германии или в Австрии зеленые и экологи в нашем парламенте не представлены вообще. А вот лоббисты вредных производств — пачками. Я заметил, что каждый срок президентства Путина отмечен благоустройством какого-то парка. Третий срок Путина — это Зарядье. Первый срок — великолепный парк «Атажукинский сад» в Нальчике, ведь один из первых указов Путина был о развитии Нальчика как города-курорта. Собственно, «Кучино», экопарк «Пехорка» — вполне могут стать парком четвертого срока, своего рода историческим наследием. Ведь принят закон «О зеленом щите», и как раз Балашиха с ее огромными лесами, примыкающими к Москве — это место, где можно обеспечить гармонию природы и человека...

— На что стоит обратить внимание в Подмосковье?

— Есть потрясающий дендрарий в Ивантеевке. Этот дендропарк — лакомая земля, которую пытаются откусить застройщики. Важно его сберечь и развивать. Есть полузаброшенная агро-биологическая станция Павловская слобода под Красногорском. Ее надо поднять. В Химках стоит центр города превратить в единую суперпарковую зону. А заодно превратить в парк легендарный Химкинский лес. Но все мои мысли о Балашихе. Я бы вообще на территории муниципалитета создал бы рекреационную особую экономическую зону. А то такие ОЭЗ создают на «Байкалах и Алтаях», а не там, где живут и отдыхают люди. Где рекреационные ОЭЗ в Подмосковье, где основной отдыхающий?

— А где еще живут и отдыхают люди? Вы объездили всю страну, где нужны парки?

— Люди, например, живут в Сургуте. Там есть потрясающее пространство — парк на Соме, и очень стыдно, что такой богатейший регион как ХМАО не нашел возможности вложиться в его благоустройство. Люди живут в Оренбурге, и там тоскливо, а ведь можно было вложиться в полноценное благоустройство Зауральной рощи и бульваров. А какие большие парки в том же Нальчике или Южно-Сахалинске? В них тоже надо вкладываться мощно, развивать. России вообще нужно Федеральное агентство по паркам и садоводству.

Мы вот тут вспомнили Валентину Терешкову, а ведь ее детство и ранняя карьера прошли возле Петропавловского парка в Ярославле. Который сейчас в лютом запустении. В честь первой женщины космонавта назвали сотни улиц по всей стране, а вот вложить средства в парк ее юности, откуда началась ее дорога в космос, не можем! Или взять к примеру, Норильск! Ну, ничего не мешает создать в городе большой зимний сад. Благо ТЭЦ есть, но огромное количество избыточного тепла остается невостребованным. Парки нужны везде.

— Вы выросли в Нальчике и все ваше детство связано с парком «Атажукинский сад». Вы даже фильм про него сняли, какой парк вы хотели бы видеть в Балашихе на его примере. Какие рецепты, на ваш взгляд, позволяют сделать великий парк?

— Великие парки — это любовь людей. Это забота и уход. Это те, кто задает высокие стандарты и кто их воплощает. Парк Нальчика создавался как полковой сад. Генерал-губернатор граф Воронцов рекомендовал закладывать при крепостях такие большие сады. Все знают крымский период биографии Воронцова, его огромную роль в основании и развитии Никитского ботанического сада. Но мало кто знает, что в Нальчик специально был выписан агроном Иванов из Никитского ботсада для организации работы. Нальчик — это голубая ель великого Ковтуненко. Это проект парка, созданный легендарным советским архитектором Жолтовским. И это люди, которые с огромным удовольствием сюда всегда ходили. Сейчас главная задача серьезно вложиться в парк, достроить драмтеатр, привести в порядок нижнюю часть парка возле реки Нальчик, возродить озера и канатную дорогу.

— Вы говорите, что парк протянется от полигона «Кучино» вдоль реки Пехорка далеко на север, к нацпарку «Лосиный остров». Как вы относитесь к сложившейся спорной ситуации вокруг строительства дублера Щелковского шоссе?

— Проблема в том, что мы в спорах нужен дублер или нет забыли о главном. Было предусмотрено очередное расширение нацпарка — на Горенский, Монинский и Озерный лесопарки, а также на земли военных лесничеств. В 2015-2016 много об этом говорили. И где? Проблема наших чиновников и Правительства в том, что они увязывают это расширение с отъемом земли по трассу и стройки. А надо четко развести эти проблемы. Решили расширить — расширяем без увязки трассой. Надеюсь, что вице-премьер Виктория Абрамченко и министр Дмитрий Кобылкин наведут порядок и, наконец-таки, расширят Лось. А глобально, конечно, надо не забывать, что Лосиный остров — если смотреть на его территориальное зонирование — это парковая зона. И надо вложиться в прекрасный парк в Алексеевской роще, в Горенский парк. Там все готово, а главное, это было бы очень востребовано людьми.

— Что на ваш взгляд нужно сейчас предпринять, чтобы на «Кучино» сделать полноценный парк?

— Нужно четко разделить две вещи — эксплуатацию оборудования и парковое благоустройство (это разные сферы, не связанные друг с другом). Парк нельзя создать без серьезной обслуживающей команды. Тут нужно создавать либо федеральное предприятие — уровня нацпарка «Лосиный остров», либо сильное региональное учреждение — вроде парка им. Горького. Потому что парк — это культурная жизнь, уборка, работа по благоукрашению территории, а ее много.

Также важно серьезно отнестись к межеванию, к кадастровым вещам. Возле полигона много мертвых пространств, которые, если мы создаем парк, надо тоже к парку присоединить и навести порядок.

А еще надо навести порядок в головах чиновников, отвечающих за планирование. Потому что одной рукой власть создает концепцию парка вдоль всей Пехорки. Другой рукой власть предлагает отдать Пехорку под дорогу, под платный дублер МКАДа, что приведет к исчезновению уникальной экосистемы и рассечет город на части. Категорически нельзя допускать уничтожения природы в центре крупнейшего города Подмосковья. Есть альтернативные возможности провести дорогу, не надо искать легких путей, уничтожая лесфонд. Важно не допустить, чтобы территория вокруг полигона захватывалась разными авантюристами. Более того, если мы ходим создать парк мирового уровня, то есть ряд самозахватов и вредных кустарных производств в промзоне, которых надо выгонять.

На мой взгляд, в этом году наряду с созданием паркового предприятия нужен международный конкурс на концепцию проекта будущего парка. Полигон уже оседать особо не будет, гора стабильная, но надо уже сейчас готовить проектно-сметную документацию. Идей много, нужна политическая воля, упорный труд и молитва. Благоустройство можно начать и общественными силами. Тут будет очень круто. Ведь с высоты Кучинской горы открывается потрясающий вид на столицу.

9 мая смотрел ночью отсюда салют в Москве и это было очень здорово! Сюда будут с радостью приходить влюбленные, ведь виды тут такие, которые нигде не сыщешь. Романтика.

Станислава Карпухина, специально для BOTSADY.ru

6673
© 2020 BOTSADY.ru — главный портал ботанических садов России
Полное или частичное использование любых материалов сайта разрешено только при размещении активной ссылки, открытой для пользователей и поисковых систем. При использовании материалов в печатных публикациях упоминание источника и автора обязательны. При использовании материалов в них не разрешается вносить правки и изменения без согласования с редакцией BOTSADY.ru.
Яндекс.Метрика
Разработка сайта: Гуров и партнеры