Реклама
8 мая, 2021

Елена Лазаренко: Николай Новиков был нерядовым садоводом

В любом национальном пантеоне обязательно найдётся линейка героев, которых с садоводством будут ассоциировать в последнюю очередь. Отечественный пантеон — не исключение. И, пожалуй, одна из самых заметных фигур XVIII столетия, знаменитый просветитель и масон Николай Новиков, со дня рождения которого сегодня прошло 277 лет, займёт здесь одно из лидирующих мест. О том, что он занимался в том числе и садоводством, широкому кругу публики стало известно несколько лет назад, когда в Государственном историческом музее 25 июня 2019 года открылась выставка «Новиков и русское просвещение».

Почему этой сфере деятельности Новикова уделялось так мало внимания, каковы были его успехи в садоводстве, и какую часть своей жизни просветитель отдал саду? Об этом мы попросили рассказать заведующую Отделом книжного фонда ГИМ Елену Лазаренко, которая принимала непосредственное участие в подготовке той выставки.

От нечего делать?

— Елена Васильевна, энциклопедические статьи о Новикове уделяют его увлечению садоводством в лучшем случае пару строк. Искать подробности — дело гиблое. Почему так сложилось? Есть какие-то объективные предпосылки?

— Возможно, отчасти тому виной недостаток источников. Многие исследователи не то чтобы пугаются такого положения дел, но факт есть факт. По этому вопросу у нас материала, к сожалению, очень немного. Основные источники — письма Новикова. Другое дело, что писал он об этом довольно-таки часто. Есть, правда, ещё один документ, он опубликован и его иногда упоминают в литературе. Это описание празднества в имении Новикова, когда у него в подмосковном имении Авдотьино (ныне — Ступинский район) отмечали день рождения видного мартиниста и масона Ивана Тургенева. Этот документ хранится в Центральном государственном архиве литературы и искусства. Публикация была сделана краеведом Болдиным в газете «Заря коммунизма» города Ступино в 1988 году. Есть ещё опись его имущества после ареста. Пожалуй, на сегодняшний день — это почти весь корпус источников, где можно почерпнуть сведения о Николае Новикове как о садоводе.

Портрет Николая Новикова кисти неизвестного художника

Иван Петрович Тургенев

— Как же этот известный просветитель и издатель пришёл к такому занятию, как садоводство?

— В литературе существует определённая точка зрения. Мол, Новиков начал заниматься садоводством по той лишь причине, что после освобождения из Шлиссельбурга ему было больше нечего делать. Да, его без суда, по личному указу Екатерины II, посадили в Шлиссельбургскую крепость на 15 лет. В заключении он провёл четыре года — в 1796 году его освободил взошедший на престол император Павел I. Николай Иванович вышел из крепости, как говорили современники, «дряхл, стар, согбен». Его имение было заложено, да и делами имения занимался брат. Перехватывать бразды правления Новикову показалось неправильным, и он занялся садом и огородом. Кстати, не без надежды поправить таким образом финансовые дела. Правда, если судить по письму Новикова к философу Александру Лабзину от 1797 года, занятия садоводством гораздо благотворнее влияли на его самочувствие, чем на кошелёк: «Здоровье моё несколько полутче стало, как сделался я садовником. От сего надеюсь иметь помощь к содержанию нашему».

Портрет Александра Фёдоровича Лабзина, художник Владимир Боровиковский

Однако есть документ, который подтверждает, что Новиков занимался садоводством и до Шлиссельбурга. В апреле 1792 года он был арестован в своём имении Авдотьино. Имение, как и полагается в таких случаях, подверглось тщательному обыску и описанию. Искали крамольные книги и подпольную типографию — Екатерина II подозревала, что таковая может быть спрятана в Авдотьино. Советник московского уголовного суда, полковник Дмитрий Олсуфьев составил опись имущества, которая дошла до наших дней. Так вот — в описи упоминается, что у Новикова есть теплица. Причём это не просто парник: «Тепличка каменная длиною 6 сажен, шириною 3 сажени... В ней печь кирпичная старая одна». Это довольно крупное строение — 12,8 на 6,4 метра. И, к тому же, отапливаемое. То есть полноценная теплица, более чем пригодная для садоводческих экспериментов. Кроме того, в разделе «Разныя инструменты» скрупулёзно перечислено следующее: «Инструменты садовые. Лопаток железных — 34, заступов железных — 9, граблев — 5, одни железные, а у других железные зубья. Каток чугунный — 1, пилочек для отпиливания сучков — 2, вил железных тройчатых — 3, грохот проволочный для просеивания земли — 1, леек деревянных — 6, рамок на парники — 150, в них большая часть стёкол разбита».

Мемориальная доска в имении Авдотьино

Иными словами, благодаря этому полицейскому документу мы видим неплохо налаженное садовое хозяйство, которое поддерживалось в относительном порядке. Разбитые стёкла в рамках для парников можно объяснить временем ареста Новикова и составления описи. Арест приходится на 22 апреля 1792 года. Опись составили 17 декабря. Возможно, стёкла должны были заменить к садовому сезону, но просто не успели.

Вообще же сад в Авдотьино был очень большим — 12 десятин. То есть около 13 гектаров. Впрочем, для нынешних садоводов привычнее считать в сотках, что даёт нам 1300 соток — осознайте масштаб!

Полжизни — саду

Усадьба Авдотьино в наши дни, фото: Культура.рф

— Масштаб впечатляет. Получается, что Новиков большую часть жизни занимался садоводством?

— С чисто формальной точки зрения, наверное, нет. Всё-таки его активная деятельность делится на две части — до и после ареста. До ареста Новиков в течение 23 лет занимается просветительством, издаёт журналы, газеты и книги, основывает школы... После освобождения, на протяжении 22 лет, он практически безвыездно живёт в Авдотьино, где чуть ли ни единственным своим делом видит сад и хозяйство в целом. Так что выходит примерно половина на половину. Что, согласитесь, тоже немало.

Портрет Николая Новикова, художник Дмитрий Левицкий

Другое дело, что в Авдотьино он родился и провёл там детство. Правда, потом, в 11 лет, уехал, поступив в гимназию при Московском университете. Но в 16 лет его исключили из гимназии «за леность и нехождение в классы». Кстати, тогда среди исключённых числился и некто Григорий Потёмкин, будущий фаворит Екатерины II. Так что Новиков был в хорошей компании. Однако есть версия, что никакой «лености» не было — просто Новикову приходилось часто отлучаться в Авдотьино, чтобы управлять своим имением, поскольку у него заболел и умер отец. Так что какое-то представление о садоводстве он, как и многие помещики того времени, имел. Просто в силу того, что ему довольно рано пришлось вплотную заняться хозяйством. 

— В самом начале вы упомянули описание празднества в имении Новикова. Это было до его ареста? И что можно узнать из этого описания о его садоводческих способностях?

— Это было за четыре года до ареста, летом 1788 года. 21 июня был день рождения друга Новикова, Ивана Тургенева. 28 июня — его же именины. Кроме того, 25 июня отмечался день иконы Тихвинской Богоматери, особо почитаемой в тех местах. Новиков устроил грандиозный многодневный праздник с огромным количеством гостей. Из его описания становится отчасти ясно, чем тогда был сад, и какие растения в нём культивировались. Скажем, обед проходил в покоях имения. А вот для чего использовали сад: «После стола хозяин вышел немедленно в сад для приготовления десертного стола в прохладных тенях густых деревьев». Сам же праздник продолжался до темноты, «под бальзамическими испарениями различных садовых растений». Но каких именно растений? Это проясняется в описании другого дня праздника, когда десерт подавали в садовой беседке: «Пол в ней был устлан травой, на стенах в два ряда поставлены горшки с розами, левкоями, гвоздиками, бальзаминами, астрами разных родов и прочими цветами. На ступенях крыльца и по всему берегу реки стояли в горшках же померанцевые, вишнёвые и другие деревца».

Так что описание фиксирует весьма продвинутый уровень садоводства. Те же померанцы относятся к роду цитрусовых, и в наших краях выращиваются только дома, или в теплице. Правда, летом их можно выставлять на открытый воздух, что мы и видим. 

К сожалению, невозможно понять, сам ли Новиков в те годы ухаживал за растениями — рыхлил, поливал, прививал — или же руководил работой своего садовника? С известной долей осторожности можно предположить, что иногда он мог принять и непосредственное участие в садовых работах. В письме своему другу Николаю Сафонову от 2 октября того же 1788 года он проявляет познания, которые позволяют судить о степени его вовлечённости в садоводство: «Поблагодаря вас усердно за присланные яблоки, прошу весною прислать черенков от тех яблоней, с которых сии яблоки, а ежели можно, то и от других хороших. Только, чур, не так прислать, как озимую пшеницу!»

Портрет Н. И. Новикова неизвестного художника с оригинала Д. Г. Левицкого

Видимо, адресатом ранее были допущены оплошности, которые Новиков заметил, и о которых напомнил. Кстати, это письмо имеет любопытный постскриптум: «Я и жена моя супруге вашей свидетельствуем почтение наше и посылаем арбуз». Очень заманчиво было бы предположить, что этот арбуз из собственного сада. Уже после ареста и освобождения Новиков в письмах не раз просит «прислать семян арбузных и дынных», а иногда и сам ими делится, как, например, в письме надворному советнику Михаилу Рябову от 7 ноября 1804 года: «Семян огуречных, дынных и арбузных с первою оказиею к вам пришлю». Точно сказать об успехах Новикова в разведении арбузов и дынь нельзя. Но попытки предпринимались.

Новиков — ученик и учитель

— Получается, что наши знания о достижениях Новикова в садоводстве до его ареста и заключения в Шлиссельбургской крепости несколько отрывочны, а кое-что и вовсе находится в области предположений. А как дела обстояли потом?

— Потом мы совершенно точно видим человека, который отдаёт себя садоводству почти целиком. Новиков предстаёт перед нами как опытный и умелый садовод, который постоянно умножает свои знания, учится на своих и чужих ошибках, много работает и экспериментирует. Показательна хронология его писем. Поначалу он просто проявляет весьма завидные познания. 

Вот, например, 1798 год. Новиков просит Александра Лабзина прислать ему новых семян: «1. Гвоздичных. 2. Левкоев летних и зимних. 3. Фиолей и других, каких можно. Также черенков яблоновых, грушевых, вишнёвых и сливных, хороших сортов. Разумеется, воздушных, а не оранжерейных... Отрезы их вымазать мёдом и после завернуть в вымазанную мёдом же бумагу, а потом в тряпицу, и сверх сей обернуть сырым мохом, а потом в войлок и в рогожку, или в ящичек. Ежели возможно достать черенков, то желал бы я иметь из придворных садов, рамбовского, петергофского и из летнего...» Здесь очевидно, что Новиков в выборе придирчив — он ищет черенки высшего сорта. И, разумеется, поражает инструкция по сохранению черенков в дороге — так мог написать только очень знающий человек. 

Потом проходит какое-то время, и становится ясно, что Новиков не просто знающий человек. Что он готов делиться своими знаниями на вполне профессиональной основе. В нескольких письмах упоминается, что Новиков занимался обучением садовников для своих друзей. В случае с Михаилом Рябовым это вообще было поставлено чуть ли не на поток. В 1804 году он пишет «любезному другу Михайле Прокофьевичу»: «Ученика вашего для садового мастерства возьму с охотой и под свой надзор на следующем основании: чтобы он платье, обувь и прочее имел от вас; разумеется и пищу... Извольте присылать одного или двоих, как вам угодно». Судя по всему, из ученика вышел толк, поскольку в 1807 году Новиков пишет Рябову следующее: «Радуюсь, что вы довольны садовником: надобно почаще попугивать; при отпуске я ему много говорил. Я бы советовал вам прислать ещё одного нового, которого бы я велел учить разводу и хождению за воздушными деревьями, ето особое искусство, и нельзя никак одному и оранжерейное, и воздушное исправлять, которое-нибудь, всегда будет упущено: я ето опытом знаю».

Кое в чём Новиков, пусть и опосредованно, выходит на принципиально иной уровень. Сам по себе он, скорее, любитель, местами приближающийся к профессионалам. Однако с его подачи отечественная агрономия приобрела крупнейшего учёного, автора многих трудов по садоводству, члена-корреспондента Учёного Комитета Министерства Государственных Имуществ Российской империи Павла Шварца

Иван Григорьевич Шварц

Он был сыном друга и сподвижника Новикова, профессора эстетики Московского университета Ивана Шварца. После смерти отца Новиков приютил Павла и его мать в Авдотьино. И, судя по всему, сумел увлечь мальчика садоводством. Тот впоследствии вспоминал, что именно тогда «полюбил страстно часть сию, занимался оною беспрестанно и желал по возможности способствовать распространению открытий, сделанных флеристами и помологами». 

— Спору нет, собственный опыт, а также умение учиться на ошибках могут, наверное, позволить достичь высокого уровня. Но есть ведь и специальные знания, которыми овладеть не так-то просто...

— Здесь нельзя обойти вниманием такую фигуру, как Андрей Болотов. Виднейший агроном и помолог своего времени, человек, стараниями которого среди наших сельскохозяйственных культур появились помидоры и картофель... А также ботаник, лесовод, писатель, философ... Андрей Тимофеевич был кладезем знаний, и практических, и теоретических. Новиков с ним тесно сотрудничал. В течение десяти лет, с 1780 по 1790 годы, Болотов писал статьи для «Экономического магазина» — агрономического приложения к газете «Московские ведомости», которую издавал Новиков. Так что со специальными знаниями всё было в порядке — Болотов и Новиков не просто сотрудничали, но в определённый период времени были друзьями.

Автопортрет Андрея Тимофеевича Болотова

Конечно, нельзя утверждать, что Андрей Тимофеевич напрямую делился со своим приятелем способами зимнего сохранения семян или тонкостями в обрезании яблонь. Но и опровергать это тоже, наверное, не стоит. В любом случае, «Экономический магазин» редактировался Новиковым. В процессе подготовки статей для него велись соответствующие беседы, которые впоследствии, когда пути Новикова и Болотова разошлись, могли принести свои плоды.

Память — количество и качество

К сожалению, Новиков свой садоводческий опыт, обогащённый знаниями, полученными от Болотова, так и не систематизировал. Во всяком случае, мы не располагаем такими свидетельствами. Повторю — он был именно что любителем. Нерядовым, но всё же любителем. К тому же, в последние годы жизни здоровье не позволяло Николаю Ивановичу заниматься садом с той же отдачей, что и раньше. Архитектор Александр Витберг, автор проекта Храма Христа Спасителя, посетил усадьбу Авдотьино в 1816 году. Вот что он тогда увидел: «Вскоре открылся и ветхий господский дом, обнаруживший недостаток; запущенный сад и всё окружающее показывало нужду и отшельничество. Мы взошли. Я нашёл Новикова старым, бледным, болезненным...» Через два года, летом 1818 года Николай Иванович умрёт, и сад, некогда поражавший гостей своим великолепием, окончательно придёт в запустение. Впрочем, кое-какие следы его ещё можно было увидеть в 1934 году. Сотрудница Государственного исторического музея Марья Юрьевна Барановская ездила тогда в Авдотьино по просьбе сельской администрации — там озаботились сохранением наследия Новикова. Согласно отчёту Марьи Юрьевны, сад ещё можно было идентифицировать как сад...

Я считаю, что Новиков у нас недооценён. Тогда, сразу после его смерти, память о нём хранилась, в основном, среди друзей. Но сведения эти были скупы и отрывочны — уже Виссарион Белинский сокрушался: «Как жаль, что мы так мало имеем сведений об этом необыкновенном, и, смею сказать, великом человеке!» В советское время, правда, интерес к Новикову поддерживался, но дело касалось, в основном, его просветительской деятельности и противостояния с властью. О такой стороне его жизни, как садоводство, начали говорить совсем недавно. Вполне возможно, что исследователями ещё будут найдены новые документы и новые свидетельства, рассказывающие о Новикове-садоводе.

Константин Кудряшов, специально для BOTSADY.ru

Портал BOTSADY.ru работает при поддержке PR-агентства «Гуров и партнёры»

3381

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77-79020 от 28 августа 2020 г.
© 2020 - 2024 BOTSADY.ru — главный портал ботанических садов России
Полное или частичное использование любых материалов сайта разрешено только при размещении активной ссылки, открытой для пользователей и поисковых систем. При использовании материалов в печатных публикациях упоминание источника и автора обязательны. При использовании материалов в них не разрешается вносить правки и изменения без согласования с редакцией BOTSADY.ru.
Яндекс.Метрика
Разработка сайта: Гуров и партнеры