Реклама
22 июля, 2021

Светлана Замрий: Японцы говорят: чтобы увидеть цветок, нужно стать цветком, цвести и радоваться солнцу и дождю…

Лето — пора цветущих садов, лесов и полей. Самое лучшее время, чтобы наслаждаться щедростью красок и ароматом растений, изучать их, украшать ими свой дом. И совсем необязательно это должны быть охапки цветов. Изысканную и впечатляющую своей утончённостью композицию можно составить из одного лишь скромного цветка, ветки и даже придорожной травы. В этом заключается суть одного из самых древних культов цветов, традиционного национального японского искусства икэбана. 

24 июля в Музее А. С. Пушкина на Пречистенке в рамках «Дня цветов»  состоится встреча с одной из самых известных в Москве икэбанисток — преподавателем Школы Согэцу первой степени Сому с именем цветочного мастера Ёсуи (в переводе с японского — «подобная воде») Светланой Замрий. Накануне авторского мастер-класса «Цветы=стихи» Светлана Владимировна дала интервью нашему порталу. 

— Начнём с азов? Светлана Владимировна, расскажите нам немного об истории икэбана. Как менялось это древнее японское искусство на протяжении веков?

— Наверное, сразу следует сказать, что термин «икэбана», что в переводе с японского означает «возрождённые, ожившие цветы», стал использоваться только в XX веке. И своим новым названием придал, наверное, несколько иной смысл искусству, история которого насчитывает многие столетия. А до прошлого века этот художественный ритуал общения человека с растительным миром называли Кадо, «путь цветка» (в переводе с японского: «ка» — цветок, «до» — путь). А ещё раньше у айнов, коренного населения островов японского архипелага, прообразом икэбана были ритуальные палочки «инау», которые они устанавливали для связи с богами, которым они поклонялись. Как вид прикладного искусства икэбана можно рассматривать, наверное, начиная с XV-XVI веков. Зародилось и совершенствовалось оно вначале при храмах, где монахи, украшая святилища, ставили там такие цветочные композиции-подношения.

— Сколько существует школ икэбана и в чём заключаются их главные различия?

— На сегодняшний день школ икэбана, на самом деле, существует великое множество. Однако принято выделять три самые известные и авторитетные в мире школы. Самая старая — Икэнобо («хижина у пруда»), которой более 500 лет; школа Охара (по фамилии основателя), которой уже 200 с лишним лет; и, наконец, самая молодая — школа Согэцу. Год её основания — 1926-ой. Их объединяет то, что в основе композиций традиционно заложено три главных смысловых элемента — «небо», «человек», «земля», которые находятся между собой в глубокой связи и строгой иерархии. А вот различие школ — в деталях: в том, какие растительные материалы могут быть задействованы в композициях; в количестве дополнительных элементов; в сосудах, которые используют мастера, а также в том пространстве, в котором ставятся эти композиции.

Кредо Школы Согэцу, к которой я принадлежу — свобода от многих правил: композицию может ставить кто угодно (и мужчина, и женщина, и старик, и ребёнок), где угодно (не только в храме или в помещениях, но и в скверах, парках, в метро), и из любого материала, который вдохновит мастера. Вплоть до различных отходов: например, использованных упаковок, которые в виде каких-то смысловых арт-объектов могут заставить задуматься об экологических проблемах...

— Повлияло ли фундаментальное биологическое образование на ваше становление как мастера?

— Конечно да! В науке рассматриваешь растение, как биологический объект, как некий организм. А в икэбана растение — не просто организм, но действующее лицо, артист. И поэтому эти два взгляда помогают мне увидеть в растении и живое существо, и объект искусства.

— Сколько есть степеней и как проходит процесс обучения в школах Согэцу? Что означает статус «мастер первой степени» в мире икэбана?

— Так как Кадо подразумевает «путь», то процесс обучения может растягиваться и на всю жизнь человека, который следует этим путём. Однако в современной школе Согэцу существует обязательная программа обучения, которая занимает два года и состоит из четырёх ступеней, последовательно освещённых в четырёх учебниках. Пройдя этот путь обучения, ученик получает четыре сертификата. Через своего учителя, но обязательно из японской штаб-квартиры школы. 

Прошедший все ступени ученик может сдать экзамен на право преподавания, после которого ему присваивается Четвёртая степень преподавателя с цветочным именем. Цветочное имя — творческий псевдоним — соответствует стилю ученика, который выработался у него за два года обучения. Через два года практики он может снова сдать экзамен и получить Третью степень. Затем, ещё через два года, Вторую, в двух ступенях. И только потом (уже через четыре года) Первую степень 2-ой ступени, и, наконец, Первую степень 1-й ступени. Каждая присуждаемая степень носит своё название и подтверждается дипломом Школы, который подписывается именной каллиграфией президентом школы, её главой, её «Иемото».

Получается некий подъём по иерархической лестнице. Преподаватель и преподаёт, и сам учится, накапливая опыт, шлифуя свой стиль. Следует отметить, что чаще всего каждый экзамен на присвоение степени мастер обязан сдавать уже в Японии, в Штаб-квартире школы, а испытания на соискание новых степеней с каждым разом становятся сложнее и неожиданнее. 

Это уже из личного опыта. Представьте: у вас на создание экзаменационной композиции всего 45 минут, и какие материалы вам предложат, никто заранее не знает. И это, конечно, поначалу вводит в ступор! Так на одном из экзаменов мне достался авангардный металлический сосуд и какой-то неприглядный материал, просто веник берёзовый. Шок сменяется постепенным смирением, а потом начинают подходить и спрашивать: «А что сейчас вы думаете по этому поводу, а какие сейчас у вас эмоции?..» Но никуда не денешься, это является спецификой японского обучения. Это можно сравнить с испытанием спортсмена, который должен пробежать сложный марафон и уложиться в определённое время.

Не каждый идет до самых вершин по этому пути. Я посвятила ему 25 лет. Мне нравился сам процесс. За это время, сдавая экзамены на степени, побывала в Японии четыре раза. Получив Первую степень 1-ой ступени, я получила статус Somu или, по-нашему, председателя — это значит, что уже сложился круг учеников.

— Как давно и кто дал вам имя учителя Josui?

— Своё «цветочное имя» — Josui («подобная воде») я получила уже больше двадцати лет назад, после двухгодового обучения икэбана в Московском Архитектурном институте на кафедре ландшафтной архитектуры, в студии моего учителя («сэнсэя») Марины Петровны Антохиной. Сегодня уже — легендарной. Она была очень известным у нас в стране мастером икэбана. Я была в её первом выпуске. 

А вот имена выпускникам, где бы те ни обучались икэбана, дают только в самой Японии, в Штаб-квартире школы. Как они чувствуют и понимают выпускника, его образ на расстоянии (по фотографиям, по снимкам работ, по дате рождения) для меня было загадкой. Но это совершенно удивительно, насколько данные ими имена оказывались точными... Когда-то меня это просто поражало, но теперь я уже понимаю, что люди, которые занимаются икэбана, имеют особый взгляд, они видят какую-то скрытую суть, даже на огромном расстоянии.

— Можно ли отследить новые тенденции в создании цветочных композиций?

— Конечно! «Икэбана отражает мир, — говорил создатель Школы Согэцу Софу Тэсигахара. — Она следует по миру, как вода и ветер, и подобно зеркалу, отражает все процессы, которые в нём происходят». Особенности современной икэбана, на мой взгляд — это лаконизм; стремление выделить главное; использование взаимопроникновения культур, сочетание с музыкой, поэзией; проникновение в те пространства, где раньше невозможно было ставить композиции; сиюминутность и быстрота создания; вовлечение детей в этот процесс и, наверное, театральность. Ведь, повторюсь, «преображённый цветок» в икэбана — это уже не просто цветок, это «актёр на сцене». Об этом говорит и японский эпос. Ещё в древних «Кодзики» японцы утверждали, что «все цветы говорят». 

— Расскажите об опыте общения с зарубежными коллегами. Можно ли сказать, что в нашей стране есть свой специфический подход к икэбана?

— Безусловно, в нашей стране есть собственный, уникальный опыт в применении методик школ икэбана для обучения в творческом вузе. И создала его Марина Петровна Антохина. Имя у нашего любимого Сэнсэя было очень говорящее — Hakutei, «белая волна». В своё время она собрала выдающуюся плеяду профессоров МАРХИ и Строгановки. Это и Вячеслав Фомич Колейчук — легендарный дизайнер, которого называют «отцом кинетизма» (к слову, вся фантастическая атрибутика фильма «Кин-дза-дза» придумана им), и архитектора-философа, профессора архитектуры Александра Фёдоровича Квасова, и знаменитого культуролога, знатока садово-паркового искусства, автора книги «Вертоград» Аркадия Павловича Вергунова, профессора архитектуры Олега Григорьевича Максимова с его уникальной методикой преподавания рисунка и живописи, а также профессора Андрея Владимировича Ефимова, известного архитектора, колориста...

Также по приглашению Марины Петровны в Москву приезжали знаменитые мастера икэбана из Японии. Проводили мастер-классы, консультировали, давали бесценные советы. Это и Сэнсэй Тэтсунори Кавана, и госпожа Кано. В составе творческих групп мы посещали мастер-классы Иемото школы Согэцу госпожи Аканэ Тэсигахара в Сиднее, мастера-инструктора школы Согэцу господина Тосиюки Оки в Токио и Москве во время его визитов. Встречи с коллегами из разных стран мира обогащали личный опыт и давали стимул к поиску новых направлений развития икэбана. 

— На празднике цветов «Все — в сад!», который состоится в Государственном музее А. С. Пушкина, вы проводите мастер-класс «Цветы=стихи». В чём лично для вас заключается связь искусства икэбана с поэзией — традиционной японской или вообще любой?

— Когда-то я услышала гениальное объяснение сути подлинного, высокого искусства: «Поэзия, музыка, живопись — это язык, на котором Бог разговаривает с людьми. Таким же «языком», данным нам Богом, конечно же, являются и цветы. Не случайно говорят, что цветы — остатки рая на земле. В завершение темы процитирую хайку Мукаи Кёрай, ученика Басё:

Вере священной
Дано пробудиться в цветке
Ещё в бутоне.

Станислава Карпухина, специально для BOTSADY.ru

Портал BOTSADY.ru работает при поддержке PR-агентства «Гуров и партнёры»

3196

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77-79020 от 28 августа 2020 г.
© 2020 - 2024 BOTSADY.ru — главный портал ботанических садов России
Полное или частичное использование любых материалов сайта разрешено только при размещении активной ссылки, открытой для пользователей и поисковых систем. При использовании материалов в печатных публикациях упоминание источника и автора обязательны. При использовании материалов в них не разрешается вносить правки и изменения без согласования с редакцией BOTSADY.ru.
Яндекс.Метрика
Разработка сайта: Гуров и партнеры